Альпинизм: попытка постучать во врата рая

Для чего человек идет в горы? Что ищет он среди каменных громад, снеговых шапок, пронизывающих ветров и гулкого безмолвия?

Принято считать: стремление преодолеть себя – главная движущая сила альпиниста. Но ведь тем же самым, как будто, занимаются и другие спортсмены? Солевые пятна высохшего на разгоряченном теле пота, покрывающиефутболки марафонцев – разве не свидетельство усилия над собой? Багровеющие от напряжения лица тяжелоатлетов, вздымающих над головами неподъемного веса штанги – это ли не доказательство честного желания утвердить человеческую силу?

Отнюдь не побед ищут в горах альпинисты. Да и как победить высоту, на которой так мало кислорода, что даже далеко не экстремальные усилия влекут за собой смертельное поражение организма? Для самоубийства можно выбрать и менее трудозатратный способ, чем подъем выше семи тысяч метров...

Между тем, понимание причины неодолимого притяжения гор доступно всякому, кто не поленится обзавестись соответствующей спортивной одеждой и обувью, и отправится в поход по зонам вечных снегов.

Стоит лишь однажды испытать обоюдоострое счастье одоления заоблачной кручи, и пропал домосед-горожанин. Отныне и навсегда его главной любовью станут горы – потому что только они способны дать ощущение абсолютного всесилия, густо замешанное на осознании смехотворности собственных претензий.

Однако простота великой тайны влечения гор – лишь внешний покров сокровенной истины, о которой альпинисты часто думают, но редко говорят вслух. На самом деле люди всех возрастов, национальностей и вероисповеданий (в том числе и отъявленные атеисты) ищут в горах ...утерянный рай.

Это ведь только в библейской традиции рай – место прямого и непосредственного общения создателя с детищем своим – представлен в виде цветущего сада. Для господа растущие горы – тот же сад с цветущими лугами долин, кущами островерхих скал, и одиноким древом неприступного познания.

Потому-то и счастлив человек в горах необычным и светлым счастьем близости с богом. Потому-то и принимает в равной степени смиренно и яркие лучи рассвета, встреченного на вершине, и ледяную стужу бесконечной ночевки в расселине на высоте снеговых туч, и тоскливость возвращения к равнинной жизни. 

Господь говорит с человеком языком ситуаций. По сути своей, альпинизм – это овеществленная молитва, причем молитва всегда услышанная, всегда небезответная.

 Другого способа связаться с богом напрямик, похоже, у человека  нет.

 
Послать запрос